Глава 3. ЭКНАТ (1533 — 1599)

Двенадцатилетний парнишка Экнат так томился по Богу, что пылко молился в храме Шивы в Пайтане. Однажды, его молитва была услышана — он внял Божественному Голосу, направившему его к Гуру Джанардханпанту из форта Девагири, который сам был учеником великого Первозданного Гуру Шри Датты. В радостном трансе Экнат устремился туда, забыв даже попрощаться со своими дедом и бабушкой, которые воспитали его.

Великий гуру мгновенно распознал чистосердечного ученика и с той поры началось духовное образование воспитанника Экната. Гуру сурово воспитывал своего ученика в Йоге, дисциплине, Бхакти и Ведах, но сверх того, он дарил ему любовь отца, матери и друга. Гуру Джанардханпант был не только провидцем, но и великим мечтателем, в воспитании ученика он соединял духовное и мирское.

Экнат вел домашние счета для своего гуру. Как-то раз, он нашел ошибку в счетах и бодрствовал до поздних часов ночи, тщательно проверяя счета вновь и вновь. Наблюдая за необыкновенным сосредоточением ученика, гуру был счастлив и сказал ему, что он должен таким же образом сконцентрировать свой разум на Господе Кришне.

Из уважения к желаниям своего Гуру Экнат женился на Гирджабай. Экнат считал, что жизнь главы семьи (Грихастхашрам), где человек может практиковать воздержание и, в то же время, отрабатывать свою карму, является идеальной для духовного восхождения. Он расценивал ношение тела, как добропорядочную жизнь для блага других. Его жизнь была единственным доказательством его веры. Он был убежден, что сострадание, а не отречение от мира, является прежде всего необходимым для духовного подъема.

Его гуру побудил его написать комментарии на марати к текстам Веданты. Экнат написал более 3000 самых мелодичных абханг на несколько тем, таких как игривость Бал Кришны, жития великих святых, огромное сострадание Господа к своим преданным и т.д. Он следующий после Святого Дняндева возродил литературу марати. Выдающимися среди его работ являются перевод на марати Днянешвари, Бхагаватам и Рамаяны. Он выразил свои духовные познания и путь добродетели для масс в самых ясных Киртанах, которые представляют собой наиболее взлелеянное музыкальное наследие Махараштры. Он использовал простой язык, чтобы достичь простолюдина. Однако, его перевод святых писаний с санскрита на местный диалект разгневал браминов, которые были завистливыми и боялись, что его растущая популярность в массах может оставить их не у дел.

Главный Саньяси из Варанаси вызвал его, чтобы сурово наказать, но смирение и любовь, с которыми Экнат обращался к сему Пандиту, смягчили его сердце.

Вот как обратился Экнат к Главному Саньяси:

— О, Свами, великий и могущественный, я благоговейно кладу свою голову у твоих стоп. Будь так добр, позволь мне, беспомощному, узреть тебя… если ошибку свершил я, пожалуйста, прости меня. Мой скудный ум не в силах постичь санскрит; я не обладаю благочестием, знанием, грамотой. Даже это небольшое вдохновение начать Бхагавату я обрел лишь благодаря служению тебе, пожалуйста, посмотри ее непременно, и если там есть малейшая ошибка, прошу тебя, выброси ее в реку. Пожалуйста, будь благожелательным ко мне и уменьши свой гнев.

Это смиренное обращение сработало как волшебство, которое Преобразовало душу Главного Саньяси, а когда он отодвинул занавес, то на месте Экната он увидел образ самого Господа.

Его двустишия хорошо сдобрены остроумием и при этом не саркастичны. Это синтез сострадания с юмором — стиль, который позднее должен был стать основным принципом драмы и литературы марати.

Его акцент был не на жизни какого-нибудь другого мира, но это был урок на тему, как жить в настоящее время в этом самом мире и все-таки достичь состояния совершенства. Он учил массы, как вести простую жизнь в соответствии с Законом Дхармы и так осознать Бога.

Чтобы показать, как нужно практиковать умеренность, он приводит интересную аналогию:

— Тело подобно верховой лошади; лишенная пиши она слабеет и становится неспособной нести седока; с другой стороны, если ее перекормить, она станет норовистой, резвой, и сбросит хозяина. Лошадь, следовательно, не нужно ни морить голодом, ни перекармливать. Все должно быть умеренно.

Он понял, что пока покоя не будет внутри, не может быть покоя вовне. Внутренний конфликт ведет к внешнему конфликту. Он показал, как индивид может, благодаря преданности и дисциплине, добиться внутреннего покоя. У него была абсолютная вера в человеческую способность Милостью Господа одержать победу над всеми слабостями.

Экнат объяснял саньяс, как действие без участия Я. Он проповедовал, что действие без участия Я есть истинный саньяс, ссылаясь на пример Господа Кришны, который советовал Арджуне выполнять свой долг воина и не удаляться с поля брани.

Экнат утверждал, что озаренный человек так полон сострадания, что он не уклоняется от мира, но неустанно работает для возвышения своих собратьев. Он говорил паломникам:

— Если разум чист, зачем совершать паломничество к святым местам? Если сердце чисто, вы можете видеть Господа, где бы вы ни находились. Самадхи — это не потеря сознания или же окоченевшее, неподвижное состояние тела, но утверждение в состоянии Брами, в котором человек наслаждается постоянным божественным познанием.

Огромная любовь Экната не знала границ касты или вероисповедания. Он подавал еду хариджанам (изгоям) и однажды даже нарушил свой пост в доме неприкасаемого.

Сострадание Всемогущего беспредельно. Даже приговоренным к страданиям и отчаянию, он заявлял, что если даже самый скверный из грешников встанет на путь искреннего бхакти, его грехи будут прощены. Есть интересный анекдот о его сострадании, рассказывающий о ворах, которые пришли ограбить его, но, увидав его чудеса, упали к его стопам. Но он настоял, чтобы они взяли что-нибудь ценное из его дома.

Также, как его сердце, его дом был всегда открыт для всех. Как-то раз, ночью пришли какие-то незнакомцы. Заметив, что они голодны, он разбудил свою жену, чтобы та приготовила им еду, но так как в доме не было дров, он снял на дрова деревянные балки с крыши. На другой раз, он влил в рот томимого жаждой осла святую воду.

Безграничный резервуар любви не мог быть осквернен ничьей агрессией или злобой. Однажды некий негодяй плевал на Экната более ста раз. Как только Экнат очищался, приняв ванну в реке, этот негодяй плевал в него — до тех пор, пока он не осознал свое безрассудство и стал молить о прощении великого святого. Экнат смотрел на все событие с присущим ему юмором, благодаря негодяя за то, что тот заставил его так много раз искупаться в святой реке.

Существует другая история о прокаженном, у которого было видение, что Экнат вылечит его. Экнат благословил немного воды и налил ее в руку прокаженному, и тот был исцелен.

Пылкий преданный Господа Витхала, Экнат верил в моноизм, т.е., что Брахма единственно реален, а мир есть проявление неведения, или майя. Он считал майю собственной проекцией и, следовательно, находящейся за пределами описания. Он объяснял, что индивидуальная душа и вселенская душа являются существенно идентичными. Джива представляет собой отражение Бога в загрязненном зеркале авидьи, тогда как то же отражение в чистом зеркале озарения видьи есть Шива. Различие это только мираж. Например, волны обретают форму и название, но их содержимое то же, что у океана; элемент золото один и тот же, хотя и сделан в различных украшениях.

Когда индивид понимает свое единство с Коллективным Сознанием, форма исчезает, подобно форме капли, поглощенной океаном. Дживан-мукта — это тот, кто понимает этот унисон еще при жизни в этом земном мире. Познав его, он переступает пределы видхи и нишедхи (законов, предписывающих или запрещающих). Для него не остается ничего из того, что нужно делать или достигать. Все двойственности отпадают, подобно концепции Я или Ты.

Он описывает Атму, как сат-чит-ананда, подразумевая не три отдельных качества, но интегрированное целое. Атма ни рождается, ни умирает, она — отрешенный наблюдатель без всяких признаков или не-признаков. Всепроникающая душа является единственной реальностью. Концепция смертности остается до тех пор, пока человек отождествляет себя с бренным телом и миром. Эта концепция перестает существовать после осознания единства с Богом.

Мы можем воистину любить других только когда исчезает покров эго. Эго препятствует осознанию божественности каждого человека. Поняв истину, реализованный человек с любовью служит человечеству.

Экнат принимает путь знания (Гьянйога), путь труда (Кармайога), как дороги, ведущие к спасению, но и понимает трудность среднего человека, состоящую в опасности вползания эго, при появлении у него склонности быть деятелем. Тогда как на пути Бхакти не существует такой опасности. На всем протяжении искреннего поклонения человека сам Бог приходит на помощь своим бхактам. В этой Бхакти не должно быть лицемерия (притворства). Бхакти невозможна без истинной любви. Он был внимателен к наставлениям своего гуру:

— По Милости Садгуру ты получил знание атмы, но помни, что необходима Сагуна бхакти. При помощи дисциплины йоги превосходят свои чувства, но без бхакти они не в состоянии получить божественный опыт Бога Сагуны. Практика Йоги может увенчаться огромным могуществом, но без бхакти и любви не может существовать Блаженства божественного Союза.

Экнат всегда говорил, что знание возникло из лона бхакти. Бхакти — это корень; если нет корня, как тогда может быть какой бы то ни было плод? Он добавил Бхакти новое измерение, содержащее в себе любовь ко всем собратьям.

Однажды, когда Экнат был глубоко погружен в поклонение на горе Сулабха, змея отважилась выползти, чтобы укусить его. Но как только она обвилась вокруг Экната, ее злая природа покинула ее тело и оно наполнилось поклонением. С тех пор она всегда обвивала его тело, чтобы защитить от холода, и расправляла свой капюшон над его головой, чтобы охранить от солнца. Когда Экнат заканчивал свое поклонение, змея исчезала. Фермер, видевший это чудо, сообщил о нем Экнату, который после этого разразился абхангом:

Меня пришла ужалить смерть
Но обратилась в состраданье
Ее теперь я знаю хорошо
Ибо сердца суть сердца повстречали
Все еще в теле находясь
Исчезло тела осознанье
Вот смерть сама лишилась силы
Теперь пустился в танец Эка Джанадан
Под мелодию с названьем
Без привкуса жизни или смерти.

Во время пения своих абхангов он так терялся в любовном восторге перед Богом, что все присоединялись к нему, и таким способом он приводил их в состояние экстаза за пределами области рассудка или интеллекта, показывая, таким образом, через опыт познания, что Бхакти является окончательным путем к Господу.

saints_of_india__eknath_wd74


0 комментариев

Комментировать

Войдите, чтобы комментировать.