Глава 4. РАМДАС (1608 — 1681)

В тот день Гангадхарпант не увидел за ужином своего брата Нараяна; тогда он со своими друзьями навел справки в окрестностях, но не смог получить и намека о его местонахождении. На следующий день, рано утром, случилось так, что Гангадхарпант посетил храм Марути и, обходя вокруг идола, споткнулся в темноте о тело и сказал: «Кто там на полу?» Услышав эти слова своего брата, Нараян упал к его стопам и ответил: «Я твой благословенный младший брат Нараян.» Гангадхарпант сердечно обнял его, восхищенный этим духовным посвящением Нараяна. Спустя некоторое время его матерью Ранубай была назначена свадьба. На свадебной церемонии священник начал декламировать свадебные стихи. Услышав последнее четверостишие, Нараян неожиданно поднялся и убежал со свадебного алтаря. Все родственники пытались догнать его, да не тут то было; Нараян переправился через реку, оставив не только невесту и семейные узы, но также защиту и любовь своей матери и брата.

Он сменил свое имя на «Рамдас» (Слуга Шри Рамы). Двенадцать лет он вел суровую жизнь аскета на берегах Панчавати. Он ходил в город вымаливать еду, затем окунал эту еду в воды Годавари, предлагал одну третью часть водным обитателям, другую треть — коровам, а сам съедал остальное, пробудив благословения Шри Рамы.

В возрасте 24 лет он завершил свою епитимью; чувствуя себя отождествленным со Шри Рамой, он потерял сознание своей прежней индивидуальности. Этот святой мог везде видеть космический свет и стал единым со всепроникающим духом.

В детстве Рамдас говорил своей матери: «Я думаю о благоденствии мира». Чтобы вызвать благословения бога на людское благоденствие, в одной песне он говорит: «О Боже, я не могу вынести этой острой боли при виде страданий этих беспомощных душ; будь добр, позаботься о них. Они часто сбиваются с пути истинного и совершают ошибки, но будь же милостив к ним, пойми, что им во благо и сотвори их благополучие».

Рамдас был глубоко тронут рассказами о несчастьях и уничтожении индусов в руках мусульман. Он помнил, как в древние времена были разрушены злобные демоны, чтобы защитить арийское общество.

Он молил: «Нация погублена, разорена, весь народ низведен до нищеты, его убивают, сироты умоляют о хлебе; О Боже, сколь долго будешь ты испытывать их терпение? Лучше бы мне умереть, чем видеть их страдания».

«Какой прок от этой ведической философии, если большинство народа не могут жить в обществе как люди?»

Рамдас предусмотрел порядок моральной и военной доблести для того, чтобы защитить Дхарму и противостоять нападениям мусульман. Однако, индусов нужно было воодушевить подняться за свои идеалы и вновь обрести свое самоуважение. К людям можно было обратиться через их обычные религиозные чувства. Шри Рама был совершенным идеалом для такого воображения; он был послушным сыном, идеальным королем, марьядой Пурушоттам; он убил всех демонов и восстановил правление Дхармы. Молодой и энергичный, Маратский вождь Шиваджи должен был оказаться на высоте положения под опекой Раджгуру Рамдаса. Рамдас рассказывал интересные эпизоды Рамаяны так, чтобы люди могли понять относящееся к делу сообщение. В свое время люди были способны определить демона и учились тому, как сразить его.

Рамдас выставил далеко идущий план для религиозного, социального и политического переворота очень тактично. Заявление о терпимости и мирном сосуществовании с мусульманскими фанатиками было бесполезным, а прямая или непосредственная враждебность с ними была невозможна; потому оппозиция была единственным выходом. Он начал противодействовать мусульманскому влиянию, учреждая новые женские монастыри и назначая своих учеников на подходящие места. Учениками были домовладелицы, домохозяйки, а также и вдовы. Одаренные женщины-ученики, такие как Венабай, назначались главами монастырей и им позволялось иметь собственных учеников.

Учеников инструктировали не бездельничать, не позволять себе пустые сплетни, не действовать бездумно, не быть эгоистичными или хвастливыми, не выпрашивать милостыню у тех, кто не желает давать, не впутываться в местное раздоры, не терять самообладания, не порицать других религий, не хвастать о чудесах и не нарушать законов природы. Публика должна была понять достоинство женского монастыря, как полезного общественного института и Рамдаси — искренний слуга общества, идеал простого житья и высокого мышления — должен был проявлять себя на практике.

Ученики Рамдаса образовали регулярный Орден Рамдаси и ходили с места на место, распевая шлоки, таким образом привлекая внимание людей. Он придавал огромное значение искусству пения. Приятная музыка бхаджанов затрагивает сокровенные струны, благословенно искусство пения», — он подчеркивал его важность для того, чтобы усилить преданность Богу. Общество, будучи пораженным искренностью их служения, с готовностью предоставляло все необходимое для Рамдаси.

Ученики не должны были оставаться бездеятельными или же быть паразитами общества; помимо ежедневного поклонения, они проводили физические тренировки с юношами из окрестностей, организовывали состязания по борьбе и другие проверки на силу.

Рамдаси подражали деятельному стилю личности своего Гуру для того, чтобы разжечь боевой дух молодежи. Были установлены идолы Вир Марути и местные жители приглашены на поклонение ему. Марути символизирует преданность и силу. Он известен качествами невинности, дипломатии, верности, мудрости, справедливости, правдивости, отсутствия эгоизма и бесстрашия.

Рамдас отразил два аспекта Марути. Во-первых, Дас Марути, склоненный в преданности Шри Раме; и во-вторых, Вир Марути, всегда готовый сразить порочного.

Рамдаси воодушевляли и побуждали народ Махараштры противостоять тирании мусульманских набегов. «Огонь требуется разжигать и любыми усилиями его разжигают; это способ вселить праведный дух в умы людей и поднять их на бой. Делайте усилия; пробуйте снова; поверьте в Бога и продвигайтесь вперед». Так он побуждал юношей выбрать праведный путь и отказаться от мягкости и слабости.

Он всегда праздновал индийские фестивали с величайшим блеском, так что тысячи индусов были втянуты в схватку за обновление своей собственной религии.

Однажды Шиваджи предложил Рамдасу в дар целое королевство. Рамдас сказал: «Итак, Шиваба, королевство теперь мое; что ты собираешься делать в будущем?» — Шиваджи с готовностью отвечал: «Я буду проводить время в служении тебе.» — Рамдас решил продолжить игру дальше и взял Шиваджи с собой в свой рутинный нищенский обход. Шиваджи присоединялся к ученикам на работе: носил воду, мыл горшки и готовил пишу. Тогда Рамдас сказал: «Хорошо, Шиваба, как ты себя теперь чувствуешь?» Шиваджи отвечал: «Я очень счастлив в служении вам, Гуру Махараджа.» Рамдас обратил внимание на молитву, только что спетую учениками, и сказал: «Ты принц-кшаттрия; как можешь ты ходить и нищенствовать со мной? Разве Господь Кришна позволил Арджуне стать саньяси? Теперь забирай обратно это королевство, облачайся в свои королевские одежды и правь, как благословенный слуга Бога.» С этими словами Рамдас своими руками одел королевское платье на Шиваджи и отослал его назад. Он советовал Шиваджи в политической практике встречать силу — силой; интригу — интригой; предательство — предательством. Учил его благоразумию, непрестанной осторожности, глубокому осознанию, подлинному великодушию, строгому соблюдению нравственных норм, готовности помочь слабому и несчастному, полной вере во Всемогущего Бога и еще — доблестно сражаться с несправедливостью. «Бог помогает тем, кто помогает себе, и его рука видна во всем, что сияет и цветет праведной причиной человеческого благоденствия. Будь спокойным и деликатным, чтобы молиться Богине Бхавани и в трудности просить ее водительства.» В хорошо известной молитве Богине Бхавани Рамдас вознес хвалу ее прошлым подвигам против демонов и просил ее продемонстрировать их в настоящем. «О Мать, одари меня лишь одним благодеянием и сделай короля Шиваджи победоносным и процветающим.»

Однажды Рамдас страдал от мучительной боли. Излечить от нее могло только молоко тигрицы. Шиваджи поручился, что достанет молоко. Он обследовал джунгли и вышел ко входу в пещеру, где резвились два или три детеныша. Чуть позже пришла мать и угрожающе зарычала на него. Склонив голову, он стал молить ее дать молока для излечения Гуру Рамдаса; немедленно дикое животное успокоилось и остановилось без движения. Шиваджи ласково подоил ее, а затем, отблагодарив ее, он вернулся, полный благодарности за милость гуру.

Видя, что его гуру старится, Шиваджи попросил его прервать нищенские обходы, предлагая дары за его религиозные, институты, но Рамдас отказался. Рамдас хотел, чтобы институты стояли на крепкой основе преданности и труда преданных. Общественность тоже должна учиться жертвовать чем-нибудь для поддержания таких полезных общественных институтов. Если кто-нибудь предлагал большое количество, Рамдас отказывался от этого и брал ровно столько, сколько требовал момент. В «Дасбодхе» он дал ясные наставления принимать только горсть от полной корзины подношения.

Рамдас лично спланировал расположение сада вокруг Сандхьяматы. У него были огромные познания в различных предметах, таких как цветы, плоды, деревья, овощи, вьюны, и т.д. Он знал, какие детали и материал требуются для изготовления идолов, необходимый для работы инструмент, технологию построения. Он сам сделал изображение Марути из коровьего навоза и извести. Для него было обычаем рисовать картины и небольшие копии. Он считал: «Если кто угодно сможет успешно справиться со своими житейскими делами, он также будет удачлив в области религии и духовности; смотрите на ваше домашнее хозяйство, как на назначенное вам Богом и выполняйте свой долг, как посвящение Ему.»

Он имел дело с предметами сугубо практическими, такими как обязанности короля, обязанности слуги, качества воина, качества лидера, ответственность поэта, ответственность домохозяина, идеальная дисциплина, идеальный гуру, что должен делать саньяси или аскет, как построить земляное укрепление. как разбить сад, полезность приятного пения, хорошего чтения и политики.

Основной темой его великого труда «Дасбодх» является духовная взаимосвязь между верховным духом и индивидуальной душой, обсуждаемая на фоне преданности. Он объяснял, что пять элементов и три качества вместе составляют пракрити, или природу, которая суть источник всех созданий. Это источник всей жизни, света и любви, производящий понятие «Майи», но Майя остается в стороне от ее махинаций.

В Пайтане, увидев, что при нем находятся лук и стрелы, брамины захотели испытать его способности и попросили подстрелить летящего коршуна. Когда Рамдас поразил цель, брамины обвинили его в убийстве птицы. Он лишь повиновался им и подтвердил свою готовность повиноваться им снова. Они приготовились к религиозным обрядам, предназначенным для искупления его вины; Рамдас тихо проходил весь ритуал до тех пор, пока брамины не засвидетельствовали, что ему отпущен этот грех. Но птица все еще лежала мертвой на песке; он сказал: «Как я могу быть свободным от греха, если коршун лежит здесь безжизненный? Его необходимо воскресить.» Брамины важно заявили, что в писаниях нет такого положения, чтобы воскрешать мертвых. «В таком случае, религиозные обряды бесполезны, — парировал Рамдас, — я буду умолять Шри Раму использовать все мои заслуги, чтобы воскресить его.» Рамдас брызнул водой на мертвую птицу и, к удивлению собравшихся, коршун улетел.

Однажды к Рамдасу подошел пастух за советом или мантрой, которая могла бы наполнить его живот. Рамдас сказал ему не поступать в соответствии с умом. Пастух искренне послушался его и вскоре получил опыт самореализации.

Когда Рамдас добрался до Шешачала, он с горечью заметил резкие различия между последователями Шри Вишну и Шри Шивы. Он напомнил им о принципе Панчаятан (всем пяти божествам — Шиве, Вишну, Ганеше, Солнцу и Шакти — нужно поклоняться вместе).

На смертном одре он сказал: «Бог не для того, чтобы поклоняться и умолять о моем личном здоровье; все должно идти своим чередом». «Я буду с вами в форме Дашбодха и Атмы, не печальтесь». После чего он закрыл глаза, громко произнес «Харе Харе» и «Шри Рама», и посмотрел на идола Шри Рамы. Внезапно, из его глаз вырвалось пламя космического света и исчезло внутри идола.

safe_image


0 комментариев

Комментировать

Войдите, чтобы комментировать.